Пятница, 29 Сентябрь 2017 12:34

ЕРКИН ОНГАРБАЕВ: СОБЛЮДАЯ КАНОНЫ И НОРМЫ

Усиление роли государства в вопросах контроля за религиозной пропагандой и соблюдением законодательства в этой сфере предполагает Концепция государственной политики в религиозной сфере Республики Казахстан на 2017–2020 годы. На ее основе Министерство по делам религий и гражданского общества подготовило ряд изменений и дополнений в законодательство, регулирующее религиозную сферу. Изменения, которые могут принять уже в конце этого года, затрагивают 12 законов и 3 кодекса, всего около 60 поправок. Каких нововведений в этой связи ожидать казахстанцам, мы узнали у исполняющего обязанности председателя Комитета по делам религий и гражданского общества МДРГО Еркина Онгарбаева.

– Еркин Ануарович, минис­терством ведется работа по разработке поправок в законодательство в сфере религии. Как это в целом теперь отразится на работе религиозных объединений в республике?

– На основе всестороннего анализа ситуации в религиозной сфере Министерством по делам религий и гражданского общества совместно с другими госорганами и экспертами подготовлена Концепция государственной политики в религиозной сфере РК на 2017–2020 годы. Концепция представляет собой целостную систему взглядов, приоритетов и направлений работы. На ее положениях также основаны все поправки в законодательство РК в религиозной сфере. В процессе подготовки был всесторонне исследован международный опыт применения тех или иных норм, а также изучены мнения и предложения граждан, экспертного сообщества, религиозных объединений, неправительственных организаций и государственных органов.

Что касается планируемых изменений, то они коснутся правовых норм, которые с одной стороны будут гарантировать и защищать права граждан, а с другой стороны – минимизировать возможности использования религии в деструктивных целях. В совокупности планируется введение около 60 поп­равок в 15 законодательных актов. В законопроекте «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений» предусмотрены поправки, создаю­щие условия для эффективной работы зарегистрированных религиозных объединений, в том числе возможность самим устанавливать свой внутренний порядок поведения в культовых зданиях (сооружениях), помещениях религиозных объединений. Есть нормы, направленные на уточнение, конкретизацию, защиту прав самих религиозных объединений, создание для них более понятных и удобных условий для деятельности.

В связи с этим предусмотрена также норма, которая позволит законодательно закрепить проз­рачность и открытость источников всего объема финансовых поступлений религиозным организациям как внутри страны, так и из-за рубежа. Дело в том, что финансово-экономический оборот религиозных объединений остается вне контроля государственных органов. Проводить контроль их деятельности полностью в рамках законодательства пока не представляется возможным.

Статья 18 Международного пакта о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 16 декабря 1966 года) устанавливает, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Вместе с тем, соглас­но данной статье, государства вправе вводить ограничения для свободы вероисповедания, установленные законом и необходимые для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц. Так, к примеру, в Таджикистане, Кыргызстане, Беларуси законодательно закреп­лен государственный контроль за деятельностью религиозных объединений, в том числе и финансовый. В российском законодательстве финансовый контроль со стороны государства включает также обязанность религиозных организаций, получивших в течение года денежные средства и иное имущество от международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, представлять в федеральный орган государственной регистрации или его террито­риальный орган отчет о своей деятельности, персональном сос­таве руководящих органов, целях расходования денежных средств и использования иного имущества.

Необходимо отметить, что общественность в поступающих к нам обращениях требует и от религиозных объединений, работающих в нашей стране, открытости и прозрачности в учете своих финансовых средств.

– Особую актуальность сейчас имеют и те поправки, которые предполагают запрет на получение гражданами Казахстана религиозного образования за рубежом. Расскажите об этом подробнее.

– Планируется ввести норму следующего содержания: «Получение гражданами РК духовного (религиозного) образования в зарубежных государствах допус­кается только после получения высшего духовного (религиозного) образования в Казахстане. Исключение сос­тавляет обучение за рубежом на основании международного договора (сог­лашения), а также случаи отсутствия у зарегист­рированных религиозных объединений духовных (рели­гиозных) организаций образования в Казахстане».

Проблема в том, что молодежь, выезжая за религиозным образованием в иностранные государства, попадает там под влия­ние идеологов радикальных течений. Частичный запрет на выезд по данному каналу за рубеж в интересах национальной безопасности, полагаем, не нарушает базовые права граждан на образование. Формирование религиозных взглядов должно протекать в отечественных условиях и сложившейся местной духовной действительности.

Подобные данные и рекомендации регулярно доводятся со стороны ДУМК до лиц, проявляю­щих устойчивый интерес к возможностям получения духовных знаний за рубежом. Но отдельные граждане республики выезжают для получения религиозного образования по неофициальным каналам, что зачастую приводит к негативным и плачевным последствиям. Примером может послужить недавний факт задержания наших граждан на территории Египта и их выдворение из данной страны. Это лишило их возможности получить необходимые знания, а также привело к неоправданному расходованию своих финансовых средств. Подобные инциденты сказываются на имидже нашего государства и на межгосударственных отношениях.

Согласно опыту Турции и Малайзии, граждане этих стран могут продолжить религиозное образование в вузах арабских стран после получения базового уровня знаний на родине.

– Хотелось бы также узнать, как теперь будет решаться воп­рос ношения религиозной одежды?

– В рамках проекта предлагается ввести на законодательном уровне запрет на использование, ношение и распространение в общественных местах внешних атрибутов, предметов одежды, демонстрирующих отношение к деструктивным идеологическим течениям. Также законопроектом предложен запрет на ношение предметов одежды в общественных местах, препятствующих распознаванию лица. Ношение женщинами таких элементов одежды, как никаб, паранджа, балаклава, препятствует правоохранительным органам в распознавании и идентификации их личности, снижая тем самым эффективность мер по обеспечению общественной безопасности. Имеется международная практика в части запрета ношения предметов одежды, препятствующих распознаванию лица (Бельгия, Франция, Нидерланды, Болгария и т. д.). Есть даже практика Европейского суда по правам человека: Эль Морсли против Франции (2008), Дахлаб против Швейцарии (2001), Лейла Шахин против Турции (2005) и другие.

На сегодня изучается возможность юридического запрета или ограничения на публичную демонстрацию принадлежности к деструктивным религиозным течениям, к признакам которых относятся, например, отрицание научной трактовки религиозных догм и «мазхабов» (религиозных школ в исламе), народных традиций и обычаев, предписание заключать и расторгать браки по религиозным требованиям и ритуалам, готовность на самопожертвование во имя надуманных идеалов и т. д.

Очевидно, что деструктивным религиозным течениям необходимо противодействовать не только путем запрета внешних атрибутов. В этой связи необходимо бороться в первую очередь с причинами радикализации и искать решения вопросов, которые тревожат общество и власть. Государство может и должно налагать определенные ограничения, но только при наличии убедительных оснований их необходимости. Перед принятием каких-либо конкретных мер в вопросе религиозных атрибутов мы будем прислушиваться к мнению общественности и экспертов в этой области.

– Какую позицию по предполагаемым нововведениям займут местные государственные органы, органы внут­ренних дел?

– С учетом увеличения численности верующих в стране, на сегодня не урегулированным, но в свете последних событий необходимым для государства, остается вопрос об усилении контроля за деятельностью религиозных объединений в части исполнения законодательства, осуществления контроля за содержанием религиозного образования, религиозной литературы, религиозных материалов в средствах массовой информации с целью недопущения пропаганды экстремистских или деструктивных идей, религиозной розни и призывов к насилию.

В рамках нейтрализации дея­тельности идеологов и проповедников деструктивных религиозных течений необходимо реагирование уполномоченных государственных органов по ограничению распространения экстремистской религиозной идеологии в средствах массовой информации, включая интернет-ресурсы. В этой связи имеется актуальная потребность в проведении оценки эффективности дея­тельности центральных и местных государственных органов по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. Ее введение позволит выстраивать действенную систему профилактических мер, в том числе по вопросам религиозной сферы.

В соответствии с действующим законодательством местные исполнительные органы областей, городов республиканского значения и столицы по вопросам религиозной деятельности и взаимодействия с религиозными объединениями, а именно управления по делам религий акиматов областей, городов Астаны и Алматы проводят изучение и анализ религиозной ситуации в регионе, деятельности религиозных объединений, миссионеров, духовных (религиозных) организаций образования, действующих в регионе.

Вместе с тем на районном уровне такие подразделения отсутствуют, что создает определенные трудности по своевременному сбору необходимой информации, анализу религиозной ситуации и т. д. При этом необходимо учитывать отдаленность некоторых районов, поселков, сел. В этой связи предлагается наделить районный (города областного значения) акимат компетенцией: проводить изучение и анализ религиозной ситуации в регионе, деятельности местных религиозных объединений, миссионеров, духовных (религиозных) организаций образования, выдавать разрешение на строительство культового здания (сооружения), определять его месторасположение, выделять земельные участки под строительство, а также перепрофилировать здания в культовые сооружения после получения справки-обос­нования, подписанной руководителем зарегистрированного в установленном порядке религиоз­ного объединения, а также по итогам общественных слушаний по данному вопросу.

Анализ показывает, что пос­ледователям радикальных и деструктивных религиозных течений свойственны высокая степень конфликтности и противопоставление своих религиоз­ных предпочтений и взглядов светским принципам государства. Радикально настроенные приверженцы деструктивных религиозных течений потен­циально готовы на организацию противоправных, в том числе насильственных актов против граждан, общества и государства. При этом подразумеваются необязательно террористичес­кие либо экстремистские прес­тупления, но и общеуголовные правонарушения корыстного и корыстно-насильственного характера. Поэтому в целях повышения эффективности принимаемых профилактичес­ких мер предлагается внести дополнения в части вынесения официального предостережения как меры профилактики правонарушений в Закон Республики Казахстан «Об органах внутренних дел РК».

– И еще один немаловажный вопрос, касающийся в том числе и несовершеннолетних. Будет ли возможно и на каких основаниях заключать, прекращать брак по религиозным обрядам и церемониям?

– Есть факты, свидетельствую­щие о том, что родители несовершеннолетних стали часто обращаться в госорганы и общественные организации. Незаконное бракосочетание с несовершеннолетним лицом либо с иными лицами без соответствующих разрешений часто проводится среди представителей нетрадиционных деструктивных религиозных течений. Зачастую такие «брачные союзы» расторгаются простым устным заявлением мужчины. В результате чего молодые женщины остаются без средств к существованию и с малолетними детьми на руках. Кроме того, есть случаи, когда женщин передают от одного мужчины другому.

В Казахстане около 5% девушек в возрасте от 15 до 18 лет уже сос­тоят в браке, при этом многие из них выходили замуж по принуж­дению, хотя это является преступ­лением. Наибольшее количество таких девушек проживает в Акмолинской, Мангис­тауской и Южно-Казахстанской областях. Вред ранних браков налицо: они лишают девочек детства, препятствуют их развитию, получению образования, ставят под угрозу их здоровье. Кроме того, это ведет к ранним частым нежелательным беременностям, а также попыткам суицида.

Следовательно, можно отметить, что введение нормы о недопущении совершения рели­гиозных обрядов и церемоний по заключению или прекращению брака (супружества) в отношении третьих лиц без предоставления свидетельства о заключении брака (супружества) либо о его расторжении, выданного регистрирующим органом, пос­лужит необходимой мерой по сохранению прав граждан и не будет противоречить официальной позиции ДУМК.

В настоящее время законо­проект находится в процессе обсуждения. Поэтому важно, чтобы при его рассмотрении мы правильно понимали ситуацию и потребности общества.

 

Беседу вела Инеш Бержанова

Кazpravda.kz